суббота, 12 апреля 2014 г.

Анатолий Мошковский. "Семь дней чудес"

Глава 34
КОНЕЦ? НЕТ, НАЧАЛО!

   Боря вскочил, закричал и хотел уже стукнуть Костика – почему не предупредил его про «Инструкцию» ! Но даже руки вскинуть не сумел – не поднималась; хотел поддать ему коленцем – нога и с места не сдвинулась. И в сердце его вдруг растаяла, исчезла, точно и не было ее, вся досада. Вся обида и боль.
   «Ох и трудно будет теперь жить! – подумал Боря. – И не обмани никого, и не ударь, и жалей всех, и помогай, будь всегда добрым, отважным, справедливым…»
   И все это оттого, что приборчик подействовал на него, оттого, что он так много нового понял за эти дни…
   Может, скоро пройдет его действие?
   Однако минул час, и два, и пять, а ничего не изменилось.
   Но хуже ему от этого не стало. Где там хуже! Ему было легко и радостно.

Анатолий Мошковский. "Семь дней чудес"

Глава 33
ЛИЛОВАЯ ВСПЫШКА

   –Костик? – вскрикнул Боря, – Ты что здесь делаешь? Зашиб тебя?
   И, увидев, что Костик сморщился от боли, обнял его.
   – Ну прости, братишка, я нечаянно…
   Боря стал гладить его плечо, спину, и внезапно его рука наткнулась на что-то твердое – узкое, граненое и такое знакомое на ощупь – на груди брата. И почувствовал сильную дрожь: это было… Это было не что-то… Это был приборчик, его приборчик!
   Боря захлопнул Наташкину дверь, запустил под рубаху брата руку и вытащил теплый от его тела приборчик. И сразу все понял: так вот почему Костик неотступно следовал за ним! Вот почему он стоял сейчас за дверью! Небось нажал какую-то новую кнопку, которая так изменила его, Борю…
   Схватив Костика за руку, он повел его в их квартиру.
   – Значит, это ты его стащил?
   – Я… – Брови Костика дрогнули. – Я не мог иначе… Ты мне сам приказал…
   – Я? Я приказал тебе?
   – Да – Ты… – упрямо твердил брат.

Анатолий Мошковский. "Семь дней чудес"

Глава 32
«ЭТО Я, БОРЯ…»

  Дома Боря стал разыскивать во всех углах и на полках Наташкины книжки – набралась целая стопка, – бутылочку с чернилами для авторучки, которую вот уже месяц не возвращал, и чернил за это время уменьшилось ровно наполовину; сунул в карман ее складной ножичек с синей перламутровой ручкой, рогатого чертика на резинке и решительно пошел к двери.
   – Ты куда? – догнал его голос Костика.
   – Скоро вернусь.
   – А я? Возьми и меня… Ну возьми!
   – И не проси.
   – Ну, Борь… Как шел к Гене и к бабушке, так я был нужен…
   – Не могу.
   Боря вышел из квартиры и пошел к Наташкиной двери. В одной руке он держал ее книжки, другой потянулся к кнопке звонка и услышал, что Костик вышел из квартиры и стал возле лифта.

Анатолий Мошковский. "Семь дней чудес"

Глава 31
ЧТО ЖЕ С НИМ СТАЛО?

   – Ну и бабушка! – сказал Боря дома, разглядывая картинки в книге «Маугли» и марки. – Никогда бы не подумал!
   – А я и раньше это знал.
   – Ты все знаешь раньше других! – Боря провел ладонью по его круглой, теплой голове.
   Брат улыбнулся.
   – Смотри только, если она позвонит, чтоб все сделал… Понял? Чтоб все! А встретишь на улице – сам спроси, надо ли что… Обещаешь?
   – Будь спокоен.
   И тогда Боря спросил:
   – Слушай, а почему Александра Александровна сказала.., ну, сказала, что я стал какой-то другой?.. Ну, ты помнишь это слово?..
   – Удивительный?
   – Ну да. – Боря поморщился от неловкости. – Что она имела в виду?
   – А кто ее знает! – Костик пожал плечами, но глаза его старательно скрывали улыбку.

четверг, 3 апреля 2014 г.

Анна Глинченко. Новые коньки.

Новые коньки
  Когда Таня появлялась на катке, весь двор замирал. Малыши роняли лопатки на недостроенные снежные замки, мальчишки бросали хоккей, а воробьи на березах переставали чирикать. Таня нежно скользила по льду, кружась легко, как пушинка, и тихонько улыбалась. В свете фонарей поблескивали серебристые снежинки, и казалось, будто сама зима тихонько играет на скрипке ледяным смычком.
  — Ух, ты-ы! — не выдерживал вратарь Ванька Четверкин. — Танька, ты прямо принцесса!
  Честно говоря, Таня Зайцева на принцессу была не очень похожа. Принцессы — они красивые: в шелковых платьях с кружевами, с коронами в кудрявых волосах и капризные. А Таню капризной точно не назовешь: повредничай тут, когда у тебя шесть братьев и сестер! Нужно и маме помочь с младшими, и успеть быстрее старших занять утром ванную, чтобы почистить зубы и вымыться по-солдатски за пять минут. Не успеешь — Варвара там запрется и будет битый час наводить красоту. Старшая сестра симпатичная, ей многие старшеклассницы завидуют. Не то, что Таня...
Наряды у Тани были тоже далеко не королевскими, приходилось все донашивать за старшими: куртку за Варькой, шапку за Димкой, шарф за Тёмкой. А коньки и вовсе были старенькие — в них еще мама каталась, когда была маленькой.
«Принцесса»... Шутник он, Четверкин. А все равно приятно.

среда, 2 апреля 2014 г.

Анатолий Мошковский. "Семь дней чудес"

Глава 30
АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВНА

   Братья вышли на улицу, и сразу Борю покинула легкость, и что-то задергало, защипало внутри, будто кому-то он что-то обещал и не выполнил, провел, обманул…
   Ну что бы это могло быть? А что, если все это из-за нее?
   Нет, вряд ли… А все-таки?
   – Кость, – сказал Боря, – как там Александра Александровна?
   – А что? – спросил Костик.
   – Ничего.
   Ну что он понимал, Костик, в жизни? Ведь прожил-то столько, что никому не успел сделать плохого.
   – Нет, ты что-то хотел сказать.
   – Ничего!
   Боря и в самом деле не знал в точности, почему подумал вдруг об Александре Александровне, но уж слишком ныло и дергало внутри. Он проговорил:
   – Плохо получилось у меня с ней… И что меня толкало? Зачем?
   – Ну возьми тогда и зайди к ней, – просто сказал Костик. – Разве это трудно?
   Это предложение прямо ошеломило Борю, и он с удивлением посмотрел на брата. А может, и правда зайти? Надо бы… Но это трудно, это так трудно, и Костик этого никогда не поймет.
   – И ты со мной? – осторожно спросил Боря.
   – Могу, если хочешь, – безучастно сказал Костик.
  Боря дернул его за ухо:
   – Ты что отстаешь? Иди быстрей.
   – Я устал, – заявил брат и продолжал идти, слегка отставая, но с большим достоинством.
   Даже когда Боря открыл дверь лифта и подтолкнул в нее Костика, тот заартачился и пришлось войти первому.

Анатолий Мошковский. "Семь дней чудес"

Глава 29
НЕМЕДЛЕННО!

   Боря вернулся к брату и неожиданно для себя бросился па колени, нырнул под кровать и вытащил из дальнего угла две покрытые пылью коробки.
   – Ты знаешь, что в них? – спросил Боря.
   – Знаю.
   – И знаешь, как они мне достались?
   – Не совсем, но…
   – Так вот что… Я должен их сегодня.., сейчас.., немедленно отнести Геннадию. – А в голове пронеслось: «Что ты делаешь, опомнись!» Но Боря продолжал еще более уверенно:
   – И отнесу, а Глебу – фигу с маслом!
   – И не жалко? – спросил Костик. – Совсем не жалко?
   – Но ведь они же его! Как я могу держать их у себя? Я не знаю даже, как они работают… – И только сказал это Боря, как жечь его стало чуть поменьше.
   Он принялся вытаскивать из коробок лодку и лайнер.
   – Ух какие! – Глаза у Костика разгорелись, прямо-таки раскалились. – Давай оставим их у себя? Ну давай!
   – Нельзя…
   И Боря подумал: к Геннадию надо пойти не одному, а с Костиком. Легче так. Они ведь вроде сдружились… Только с ним!
   – Поможешь мне отнести? – спросил Боря.
  – Ну, если ты так решил… – По лицу Костика скользнула довольная улыбка. – Ты еще подумай…
   – Сейчас Гена дома? – спросил Боря.
   – А ты позвони.